Оливковое масло Туниса, из земли масличных рощ

0
8
Оливковое масло Туниса

Оливковое масло Туниса так заинтриговало репортёра портала «Оливковое масло Таймс», что он отправился в страну, чтобы лучше понять секреты этой страны и её «жидкого золота». Кроме того, он намерен узнать об усилиях по увеличению экспорта — центрального вопроса на втором Оливковом фестивале «Сфакс». Это первая из четырёх статьей о тунисском оливковом масле.

В самом сердце улочек-лабиринтов Касбы, оживлённого северо-африканского портового города, расположена почитаемая мечеть под названием Аль-Зайтуна. Это исторически значимое место славится как Великая мечеть, потому что здесь прогуливались, молились и учились довольно много мусульманских философов, юристов и поэтов.

Самое важное: на арабском языке слово «зайтуна» означает «олива». И так же, как эта знаменитая мечеть под названием «олива» лежит в основе истории и жизни Туниса, маслина уходит корнями в центр этой нации из 11 миллионов человек. Оливки — и, в частности, оливковое масло — уникальное и, как ни странно, неизвестное многим сокровище Туниса.

Репортёр Интернет-портала «Оливковое масло Таймс» отправился в эту страну, чтобы разгадать её секреты, «погружённые» в оливковое масло Туниса. Он вознамерился узнать об усилиях по увеличению своего экспорта; этот вопрос был в центре внимания на втором Оливковом фестивале «Сфакс». Это международное событие состоялось в конце января.

«Мы используем его для приготовления пищи, для салатов — для всего»,— сказал Адель Бен Али (Adel Ben Ali). Адель — дружелюбный и тепло улыбающийся поставщик с «Марче Централ», крупного крытого рынка в Тунисе, где свежие продукты любого цвета и вкуса продаются с большим удовольствием и яркими эмоциями.

Тунис — это страна оливок, место, где масличное дерево на протяжении тысячелетий наполнилось национальной культурой, экономикой, кухней, привычками, ритмами, временами года. Некоторые тунисцы даже помазывают новорождённых оливковым маслом.

Тунис — страна «жидкого золота»

Действительно, Тунис — один из крупнейших в мире производителей оливкового масла. Это малоизвестный факт для большинства людей, которые не являются знатоками «зелёного золота». В ландшафте страны оливки повсюду. На приблизительно 1,8 миллионе гектаров произрастают масличные рощи с 82 миллионами деревьев — это около 30% обрабатываемой земли в Северной Африке.

В воображении многих людей производство оливкового масла может показаться почти исключительным делом Италии и Греции, где оливковое масло поливается на все виды пищи до пресыщения. Когда люди думают о Средиземноморской диете и о полезных оливках в середине блюда, они думают — и не зря! — о Риме и древних Афинах. И всё же в этих понятиях и мнениях не учитываются оливковое масло Туниса, его история и древнее культивирование олив. Действительно, история выращивания масличных рощ в стране достаточно древняя.

Оливковое масло Туниса

При входе в многоэтажное здание в деловом районе Туниса, где расположено государственное агентство «Офис Масла» (Office de l’Huile), посвящённое оливковому маслу, невозможно пройти мимо стены, на которой расписан сбор урожая маслин. Это яркая картина жизни фермерских семей в оливковом саду в начале сбора нового урожая.

«Это традиционный сбор оливок»,— сказал Чокри Байудх (Chokri Bayoudh), председатель агентства, во время интервью.— «Это картина написана тем, кто любит оливковое масло». Это законченная сцена: женщина на переднем плане орудует молотилкой, чтобы отделить листья, ветки деревьев и грязь. Неподалёку на тлеющем огне заваривается чай; рядом расположился мужчина в традиционной тунисской тёмно-красной шляпе чекии, похожей на берете. А его жена с покрытой простым платочком головой перебирает недавно собранные оливки.

Здесь происходит слишком много и сразу. Люди карабкаются по лестницам на заднем плане, собирая фрукты, а мальчик — может быть, сам художник? — появляется в центре произведения искусства, очарованный происходящим. Этот мальчик и пальцем не смеет шевельнуть, так как погружён в глубокие раздумья о моменте великого сбора урожая, о продолжении традиции.

Байудх стоял и восхищался живописью.

«И теперь Вы можете наблюдать это во всех регионах Туниса»,— прокомментировал он, говоря по-английски.— «Мы так и трудимся, с детьми, с женщинами, с жёнами, всей семьёй».

Когда он заговорил, мимо прошёл мужчина с подносом, на котором позвякивали чашечки чая. Снаружи сигналили машины, прокладывающие путь в плотном движении Туниса. Шумно. Зазвонил телефон, срочно.

Оливковое масло Туниса — история переплетается с культурой

Маслина здесь процветает — несмотря на засушливость Туниса и его пустынные почвы.

Установить точную историческую дату и повествования о том, как и когда олива прибыла в Тунис, практически невозможно. В этом уверен Тициано Карузо (Tiziano Caruso), эксперт по оливам в Университете Палермо на Сицилии. «Очень сложно сказать, когда сюда прибыла маслина».

Тем не менее финикийцы, безусловно, сыграли важную роль в выращивании масличного дерева. Затем его распространили карфагеняне, которые сажали маслины где и когда могли, особенно в мирное время, по словам тунисских властей.

На полуострове Кап-Бон можно найти старейшее известное в Тунисе масличное дерево. Оно выросло на этой земле примерно 2500 лет назад. Большое древнее растение было посажено во время карфагенского царствования, и любители оливок по сей день совершают к нему паломничество, чтобы поесть его плодов.

Затем пришли римляне.

Под их правлением методы выращивания маслин дополнились орошением и способами добычи оливкового масла. Оливы ответили: засушливость и солнечность страны были подходящими условиями для выращивания оливковых рощ, дававших отменное оливковое масло Туниса.

На протяжении веков римляне наблюдали, как город процветает и богатеет. Они возводили в Тунисе потрясающие сооружения: великие дворцы, виллы, массивный амфитеатр в Эль-Джеме, города, акведуки.Оливковое масло Туниса

Оливковое культивирование в значительной степени прекратилось после арабских завоеваний в Средние века.

«Оливковые сады постепенно исчезли до французской колонизации в 1881 году»,— рассказал Рауф Эллоузе (Raouf Ellouze), производитель тунисского оливкового масла и лидер синдаризма в Синагри. Он сказал, что арабские кочевники сократили оливковые плантации, чтобы освободить место для пастбищ.

Возрождение масличных рощ страны

Оливковое культивирование вновь возродилось под французским правлением. Особенно после серии открытий Пола Бурда (Paul Bourde), колониального администратора и журналиста, который также был одноклассником французского поэта Артура Рембо (Arthur Rimbaud).

В 1889 году Бурд, будучи директором протектората сельского хозяйства, путешествовал по Тунису и сделал ряд замечательных выводов. По его мнению, большие камни в полузасушливых степях в центральном Тунисе были ни чем иным, как руинами древнеримских оливковых мельниц. Он утверждал, что оливковое культивирование действительно возможно на обширных пустых пространствах Туниса.

Сегодня страна — один из ведущих мировых производителей масла. Масличные рощи простираются на мили и мили вокруг, где век назад царила полузасушливая степь. Тунисцы гордятся своим оливковым маслом.

«Оливковое масло Туниса, наше масло — лучшее в мире»,— сказал местный таксист, который легко маневрировал через беспорядочное движение потока машин.

Водитель продолжал говорить. Он был «в своей тарелке»: он говорил об оливковом масле. Ему принадлежит небольшой участок земли на окраине города, где растут три оливы. Его семья собирает свои плоды вместе — эта сцена так напоминает картину в офисе National de l’Huile.

«В нашей Библии, в Коране, говорится, что оливковое масло вылечит 99 недугов. Но не говорится, что оно излечивает все 100. Почему?»— задумался он, слегка подгоняя свою цитату под ответ.

Улицы за стеклом автомобиля пролетали, как и машины, автобусы, мотороллеры, теснящиеся в потоке бампер к бамперу на круговых транспортных развязках… Вот мимо проехала женщина в традиционном мусульманском шарфе, обмотанном вокруг головы. Девочка, ослабившая ремень безопасности в другой машине, привстала на заднем сиденье, наблюдая за движением.

«Потому что оливковое масло не может вылечить смерть»,— молвил он с усмешкой.— «Оно не может вернуть тебя к жизни».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ